Я вернусь в этот город знакомый до слез слушать

«Я вернулся в мой город, знакомый до слёз»

Кого же слушать мне? И вот Гомер Это красный шелк горит. Что зубами И вернусь в родной звукоряд. Я вернулся в мой город, знакомый до слез. «Я вернулась в свой город, знакомый до слез. что спустя много лет вернусь на родину для съемок документального фильма. Ольга Ракицкая: Это мой родной, шахтерский город. У Осипа Мандельштама есть строки «Я вернулся в мой город, знакомый до слёз.

Белочки доверчивы, подходят к руке легко, и это прикосновение к твоей руке их нежными лапками — растапливает любую замороженную или заторможенную душу. Хозяйки-белочки, встречая вас практически у входа в парк, бегут дальше, а мы идем по прямой хвойной аллее, немного сумрачной, и, в предвкушении красоты, мое сердце уже бьется чаще, и я сворачиваю направо, в сторону Дворца.

В парке стоят указатели, но не так часто, как хотелось бы, поэтому сфотографируйте карту парка при входе, так вам будет легче ориентироваться. Прежде чем вы дойдете до Дворца, душа ваша уже настолько будет наполнена радостью, что то, что вы увидите вокруг Дворца, будет казаться вам уже завершающим аккордом.

Но не спешите уходить — парка-то вы, по сути, еще и не видели. По пути к Дворцу я отклонилась в сторону Колоннады Аполлона. Чарльз Камерон задумал эту постройку, как святилище богу. Оно стоит на холме, как на Парнасе, и как-то во время грозы часть Колоннады со стороны Дворца рухнула. Но восстанавливать ее не стали — такой романтический вид приобрели руины.

Наслаждаясь совершенством пейзажа, я не могла двинуться с этого места, мысленно пробежала по всем видимым и невидимым глазу тропкам. От Колоннады виден южный фасад Дворца. К нему, спустившись со склона, на котором стоит Колоннада, я и направилась.

Оплата за вход здесь отдельная р. В Садике царит Тишина и Красота. Не издавая ни звука, чтобы не потревожить покой и умиротворенность этого места, в душе я кричала от восторга. Планировка Садика воспроизводит планировку Дворца, поэтому, гуляя по Садику, вы как будто гуляете по Дворцу. Это такой дворец из цветов и деревьев под открытым небом.

Пока я, потеряв счет времени, гуляла по Садику, касса Дворца закрылась — ровно за минуту до Бежала я до кассы быстро, но, увы, это не помогло. В этот свой приезд во Дворец я не попала — увы и ах!

Стихи о Петербурге

Но зато я отправилась на экскурсию по парку, и вам советую это сделать, чтобы все кусочки мозаики сложились в единое целое. Во внутреннем дворике Дворца останавливается голубой поезд, экскурсовода там нет, текст экскурсии, очень приличный, включается в нужные моменты, фоном звучит классическая музыка.

Маршрут поезда составлен отлично, проходит по всем значимым местам парка, и на каждом повороте затаиваешь дыхание от раскрывающегося перед тобой пейзажа. Поездка длится 35 минут и разбита на 2 части — от Дворца до лодочной станции, там остановка, на которой в поезд могут сесть новые туристы, и от лодочной станции опять до Дворца. Цена вопроса — р. Около Дворца дежурят электромобили, на них можно проехать по чуть более расширенному маршруту за р. После экскурсии я ухожу бродить, куда глаза глядят.

Думать о былом, радоваться хорошему и погружаться в меланхолию. В том числе, я думаю и о том, что у моей сестры дача в трех остановках на электричке от Павловска, но она никогда не ездит в парк.

Она занята тем, что создает свой мир, свой парк, свой дом на отдельно взятой территории, размером в 9 соток. Я думаю о том, что размер не имеет значения, что моей сестре некогда погружаться в меланхолию, она занята Делом и подбирает самые лучшие саженцы на весну. Наблюдая за ней, я лучше понимаю Екатерину, мать-созидательницу-собирательницу, с благодарностью думаю о том, что она оставила потомкам.

Алла Пугачева - Ленинград

О том, что моя сестра, в своем масштабе, оставит своим детям. Никаких заборов каменных в два человеческих роста, как это стало уже нормой в Подмосковье, открытые пространства, палисаднички, вьющаяся изгородь и здоровающиеся соседи — боже упаси, никаких звонков на глухих калитках!

Мистическое приключение Я не могу удержаться от всем, наверное, известных, а потому заезженных, строк Ахматовой: Я к розам хочу, в тот единственный сад, Где лучшая в мире стоит из оград, Где статуи помнят меня молодой, А я их под невскою помню водой. В душистой тиши между царственных лип Мне мачт корабельных мерещится скрип.

И лебедь, как прежде, плывет сквозь века, Любуясь красой своего двойника. И замертво спят сотни тысяч шагов Врагов и друзей, друзей и врагов.

Осип Мандельштам, Век мой, зверь мой (сборник) – скачать fb2, epub, pdf на ЛитРес, t0

А шествию теней не видно конца От вазы гранитной до двери дворца. Там шепчутся белые ночи мои О чьей-то высокой и тайной любви. И все перламутром и яшмой горит, Но света источник таинственно скрыт. Эти строки прекрасны, как прекрасен Сам Сад. Его Гармония и Совершенство. Полгода назад, золотой осенью, я уже видела Его обновленным, и мне он понравился, сейчас я хочу увидеть Его в летнем сиянье.

К тому же, в Саду вот уже почти 20 лет играет один музыкант — рядом с дедушкой Крыловым, и послушать его в Таком Окружении — непередаваемое удовольствие. Сад тоже слушает его, мягко разнося округ звуки прекрасной музыки. И вот, хоть и вечером, но все равно по жаре, я иду от Петропавловской Крепости через Троицкий мост — к Цели. Все плавится в моей голове, плавится асфальт, но я уже близко, и уже охватывает меня чувство предвкушения, и вдруг… Сад закрыт.

Я не верю своим глазам. Я одна на набережной, передо мной решетка ворот, а чуть выше на решетке довольно большая табличка, которая сообщает мне, что сад закрыт на плановую чего-то там до декабря г. Белое солнце пустыни бьет мне в затылок, за решеткой Сада ни души, ни охранника, и с той стороны решетки свалены кучи каких-то мешков и прочих строительных, как я предполагаю штук. Просовываю на прощанье объектив между прутьями решетки, надеясь на чудо, что сейчас все прояснится, я проснусь, но это не помогает, на фото моя искаженная отраженная реальность.

Я бреду до тех пор, пока не появляются прохожие, и морок проходит, и я расстроено еду домой. Звоню крестнице, большой уже девушке, и жалуюсь и негодую. Это было не во вторник. Но когда, и где, и почему я там побывала, в какую реальность попала?

Я знаю, что необъяснимое в жизни случается. Также я верю в Деда Мороза, поскольку его, летящего по небу, видел в юном возрасте мой сын, когда мы еще жили в Петербурге.

А я верю маленьким детям, к тому же знаю, что в Петербурге возможно. Сейчас же я пишу об этой странной истории в надежде, что вдруг ее прочитают те три человека, которые спрашивали у меня дорогу к Саду, а я, жалея их, что им придется топать по жаре, поделилась, что Сад закрыт, и отсоветовала идти, и не увидели они чудо чудное, хоть и ехали для этого из своих городов и весей. Не ведала, что творила. Поездка в Монрепо В пригородных парках Петербурга мы можем легко перемещаться из одной эпохи в другую: Еще нет такого жанра, как пейзаж, а есть лишь "лендчавт со скотиною" и "картина со скотским видом".

И вот наступает время сентиментализма, появляются пейзажные парки Павловский, напримеррацио отступает, и главным становится душа человека, его связь с восходами и закатами, способность и желание услышать музыку деревьев в осеннее время, и архитекторы начинают учитывать.

Скоро, скоро родится Пушкин, и будет "осенняя пора, очей очарованье! Об этом особом состоянии души и восприятия сказал Блок: Места для парков выбирают "романтические", подобные дикой природе - в таких парках есть водопады, скалы, валуны. Романтику там хорошо - он в полной мере может насытиться эмоциями. Поэтому я еду в парк Монрепо, ведь, как вы уже наверное поняли - я романтик. Ехать туда легко и просто - электричкой с Финляндского вокзала.

Утром есть электричка-экспресс до Выборга, проезд стоит столько же, сколько и на обычной электричке. Но эта делает всего две промежуточные остановки. И если придти немного пораньше а на Финбане всегда огромные очереди в кассызанять местечко у окошка - тогда вам гарантирована чудесная поездка, перед глазами расстилается северный лес, сосны стремятся вверх, напоенные светом, и хочется только глядеть-глядеть-глядеть. В дороге я думаю о бароне Николаи.

Воспитатель Павла, романтик, верующий в Красоту и Любовь, и вышедший в отставку, чтобы посвятить себя созданию некоего волшебного, гармоничного пространства под названием "Мое отдохновение" - Монрепо.

Его парк был предназначен для всех, каждый, кто жаждал Разговора с собой и Разговора со Вселенной, мог придти. Парк полон символов, он сам - Символ Красоты, Любви и Смерти. Переход или, по крайней мере, возможность перехода в иное измерение. Закончу это отступление словами Владимира Соловьева: Эти мшистые громады Что от смертного вам надо, Что за тайна здесь лежит? И посоветую в первый раз приехать в парк в солнечную погоду Приехав в Выборг и выйдя на автобусную остановку, я попала в "объятия" выборгских бабушек, и не только.

Каждого туриста а все подходят на остановку с одним вопросом - как доехать до Монрепо? В парк идут два автобуса, один из них делает крюк, но номера я забыла. Так что, если что - бабушки помогут. Выйдя на остановке, надо пройти вперед ко входу, билет стоит 80 руб, но - вот досада - никаких сборных экскурсий по парку не предусмотрено.

Причем цена заказной экскурсии совсем невелика, что-то около руб, и я, на пару с еще одной туристкой, хотели скинуться для такого дела.

Но это не помогло - экскурсии надо заказывать заранее. В парке, пройдя чуть вперед, я свернула налево, прочь от основной массы туристов, свернувшей направо. И вам советую идти так же, если хотите почувствовать этот парк, чтобы он стал "вашим отдохновением".

Да, забыла сказать - хорошие кроссовки обязательны для такой поездки. На мне были спортивные сандалии, и я об этом пожалела. Как фея леса, я иду по скальным тропам, перешагиваю через корни сосен, цепко обхватившие лбы-валуны, блуждаю по светлому лесу, удивляюсь каждой маленькой сосенке и в почтении замираю перед огромными. Я морской по сути человек совсем не боюсь этого леса, он представляется мне разумным добрым существом, который гостеприимно отнесся к моему "Я". Только у самой кромки воды, вдоль которой вытоптана тропа и идет нескончаемый поток людей в шлепанцах, я вспоминаю, что я в парке.

Этот поток движется уже налево по тропе, где я уже побывала, полежала на нагретых солнцем скалах, послушала нежный шелест воды, а теперь иду направо - чтобы со стороны посмотреть на Остров Мертвых, подумать о Вечном. Не развалины, нет, но порубка могучего циркульного леса 8. Холодно розе в снегу 9. О порфирные цокая граниты Какая роскошь в нищенском селеньи Я тебя никогда не увижу Лазурь да глина, глина да лазурь Не говори никому На полицейской бумаге верже И по звериному воет людье Я вернулся в мой город, знакомый до слез Помоги, господь, эту ночь прожить Мы с тобой на кухне посидим Я скажу тебе с последней Колют ресницы, в груди прикипела слеза За гремучую доблесть грядущих веков После полуночи сердце ворует Жил Александр Герцович Я пью за военные астры, за все, чем корили меня Я с дымящей лучиной вхожу Нет, не спрятаться мне от великой муры Ночь на дворе.

Канцона Отрывки из уничтоженных стихов Как народная громада Фаэтонщик Сегодня можно снять декалькомани С миром державным я был лишь ребячески связан Еще далеко мне до патриарха Довольно кукситься, бумаги в стол засунем Ламарк Дайте Тютчеву стрекозу Импрессионизм Когда в далекую Корею Там, где купальни, бумагопрядильни К немецкой речи Друг Ариоста, друг Петрарки, Тассо друг Не искушай чужих наречий, но постарайся их забыть Холодная весна.

Голодный Старый Крым Квартира тиха, как бумага Bосьмистишия 1. Люблю появление ткани 2. Люблю появление ткани 3.

Век мой, зверь мой (сборник)

О, бабочка, о, мусульманка 4. В этом момент и пишется стихотворение, сюжетную линию которого начинают строк: Я вернулся в мой город, знакомый до слёз. В этом году нищета ходила вокруг да около поэта, он находился в постоянном поиске заработка, печатали его редко и с жильём были проблемы. Свидание с городом было недолгим, но его хватило, чтобы воспоминания нахлынули волной и смешались с горьким чувством беспокойства за день завтрашний. Чёрное предчувствие поэт отражает строками: Ты вернулся сюда, так глотай же скорей Рыбий жир ленинградских речных фонарей.

Мандельштам понимает, что наслаждаться надо каждой минутой воспоминаний, ибо не далёк день, когда и по нему зазвонит колокол.